Бабушка

Был мой дед

Своенравен и лохмат,

Характером крут,

На руку тяжел.

Выпьет, бывало, —

Черт ему не брат:

Зачудачил,

Забузил,

Пошел!..

 

Да и натворит такого

Сгоряча,

Что с полгода после охает.

Питух...

Ростом был дед

Бабке до плеча,

От нужды,

Как тын от зноя, сух.

 

Ни кола-то не было у него,

Ни двора.

Плотничал за харч

Без отдыха все дни.

И всего-то в халупёнке

Значилось добра —

Семнадцать ртов ребятни.

 

Но не унывал он,

Работящ и прост,

Не тужил,

С бедою жил-дружил.

Да однажды

Топоришком графу пригрозил:

«Не задирай, собака, нос!..»

И за это в Порт-Артуре

Буйну голову сложил.

 

Бабушка осталась

Восемнадцата сама:

Старшему — пятнадцать,

Меньшой — годок.

Паши не паши —

Все равно сума:

Земли — десятина,

Подзол да песок.

 

Графский приказчик

Самолично наезжал:

«Сделаю кухаркой!

Бей поклон!

Гришка твой — безбожник,

А за веру пал...»

Только и промолвила:

«Ступай вон!»

 

Любо ли не любо —

Надо было жить:

Умереть-то

Ведь не поздно никогда, —

Детвору растить,

В люди выводить.

Не промаялись и года —

Шасть

Новая беда!

 

До последней щепки все

Пожрал пожар:

Сгорели и кот,

И комолая коза.

Приняла,

Перенесла и этот удар.

Только глубже запали

Скорбные глаза.

 

До семнадцатого года —

Двенадцать лет!

Легко сказать,

А прожить каково!

От работы черным казалс

Свет,

Будто сажа пала на него.

 

Леденело сердце

От горестей-забот.

Иней

До срока выбелил виски.

Но вот

Набатный семнадцатый го

Каторгу земную

Разнес на куски!

 

Забурлила деревня,

Закипела душа:

Ни удержу ей,

Ни греха!

В ненавистные хоромы

Бабушка пришла —

И взъярились крылья

Красного петуха!..

 

А потом на сходке

Говорила мужикам —

Не по книге читала,—

Не обучена была:

«Земной поклон

Товарищам большевикам

За праведный суд,

За добрые дела!

 

Кабы не они,

Так всем бы нам пропасть,

Всех замордовал бы

Граф-душегуб.

Советская власть —

Нашенская власть,

Манифест ее

Кому ж не люб!

 

Я первая за Советы!

Давайте манифест!..

Ишь ты, карандаш,

А погрузней бревна!

Расписаться не учена,

Так уж я поставлю крест...»

 

Бабушка считала,

Что неграмотна она.



Другие редакции:

Бабушка (1994)


Сборники:

Сборник «Зори да версты» (1962), стр. 119

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев