...Бездонный березовый омут

Бездонный березовый омут,

Совсем полонящий озон.

И раны житейские тонут,

И годы ничуть не резон.

 

Идется свежо и шажисто,

Мечтается в полный накал.

И сам, захмелевши от свиста,

Бросаешься в майский кагал.

 

Ни вешки нигде, ни приметы.

Замшелая бедная даль,

Ты под ноги мне первоцветы

Кидаешь! Неужто не жаль?

 

Тихоня, зеленая буря,

О, как ты добра и крута:

Плакучие руки лазуря,

Чуть что, не придержишь кнута.

 

За шиворот цапнешь простецки

И вжихаешь: «Вот тебе! Жжет?..»

И тут же заботно, по-детски,

Пофукаешь: «Все заживет!

 

Здесь путь твой — ничуть не прогулка;

Отсюда не пустишься вспять...»

И немо — и гулко-прегулко,

И знойно — и дрожь не унять.

 

То мчится листва — без движенья,

То замерла — крылья вразлет...

Какое в тебе наважденье?

Какой колдовской приворот?

 

Ни края кругом, ни причала,

Как волны, кипят соловьи.

И нет ни конца ни начала —

Лишь ты да щедроты твои.

 

1963—1973



Другие редакции:

...Бездонный березовый омут (1966)

...Бездонный берёзовый омут (1995)


Сборники:

Сборник «Жажда» (1977), стр. 204

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев