Брату моего друга

Ты держишь аттестат,

Но счастья в сердце нет.

Ты спрашиваешь:

«Что же делать дальше?..»

Не научился

За семнадцать лет

Простую правду

Отличить от фальши.

 

«Куда пойти?..»

Крутые наши дни

Ни послабленья не дают,

Ни льготы.

У жизни требования одни:

Я жду не слов красивых,

А работы!

 

Друзья!

Пора забыть

Про легкий хлеб!

«Как будто бы в России

Хлеба мало...

Застрять в колхозе —

Вот недоставало!» —

Вздыхаешь ты,

И немощен, и слеп.

 

Не видя в жизни

Верного пути,

Забыв, что не мальчишка ты —

Мужчина,

Растерянно твердишь:

«Куда пойти?..»

 

Мне вспоминается

Мой друг —

Твой брат,

С которым вы,

Как близнецы, похожи!

Он, как и ты,

Заветный аттестат

В ладони жаркие

В июне принял тоже.

 

Он, как и ты,

О светлых днях мечтал,

Как и тебе,

Ему семнадцать было.

Но над   Отчизной

Прокатился шквал,

Беда-война над ней заголосила.

 

И, выполняя

Долг сыновний свой,

Земли родной

Святое повеленье.

Без лишних слов,

Без дрожи,

Без сомненья

Взял автомат

Твой брат

И принял бой.

 

Себе он

Легкой доли

Не искал.

Безропотно неся

Солдата бремя,

Он понимал,

Что значит наше время!..

Он похоронен у карельских скал...

 

А разве беспримерное сраженье

За коммунизм,

Бурлящее вокруг,

Не вызывает у тебя волненья

И не касается тебя, мой друг?

Не требует твоих горячих рук?

 

Иль для тебя,

Не как для всех людей,

Святое дело Родины

Не свято?

И разве ты не брат

Родного брата?

 

1958



Сборники:

Сборник «Родимые дали» (1960), стр. 29

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев