Буйство

В сентябре чернолесье пунцовей костра,

Краснолесье чернью горит.

Наша серая местность пестрым-пестра

Аж до самой кромки зари.

 

Только желтое око раскроет восток —

Лес затеплится, тих и пригож.

И, скажи ты, каждый как есть листок

Своецветен, с братьями несхож!

 

Ни конца лучезарью, ни края, ни дна,

Хоть назад пойди, хоть вперед.

Тишина такая, что глазом видна,

Прислонись к ней — коль сердце — пройдет.

 

Освежает тебя на каждом шагу

Холодок, что ядреный квас.

Тридцать верст отмахаешь в жарком логу,

А в ногах — на сорок запас;

 

А в глазах лучей — на тыщу ночей

И тепла — на сто холодов:

Нараспашку весь, а все — горячей!..

Жаль, что мне не хватает слов...

 

Обвисает, буйствует спелая тишь,

Как брусника,— косой коси.

Ты чего перед ней понуро галдишь?

Помолчи-ка, впрок запаси.

 

1940



Сборники:

Сборник «Сердце и меч» (1965), стр. 24

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев