Даль

Ржавь — златые соты,

Сонь— бег ручья.

Кто ты? Кто ты?? Кто ты???

Чья? Чья?!

 

За топью страшною —

Веселая цветь.

Не взыщи, что спрашиваю,

Ответь, ответь!

 

Буйно, бойко

Бьет ключ-студенец, —

Тесак разбойника?

Меч-кладенец?

 

Черные ольхи

В кольце разрыв-травы.

Протяжные вздохи

Беспечной синевы.

 

Как рыба в неводе,

Тычешься в неоглядь:

Негде, негде

Сердце унять.

 

В сторону каждую

Распахнута дверь.

Бегучую жажду

Уйми, умерь.

 

Размыкай, прикончи

Гулкую тишь...

А ты все звонче

Взахлеб журчишь:

 

«Живое сердце

Зачем унимать?

Ключу не напеться,

Не отсверкать».

 

Ты смотришь так шало

И грустно так —

Пути начало?

Последний шаг?

 

В таволгу, в ряску

Прольешься весь.

А мне бы сказку

Воплотить в песнь!

 

Ведь я и не был

Еше ничуть.

Былину мне бы

В быль обернуть!

 

Ты молчаливо

Велишь: «Иди —

Ни прямо, ни криво —

Да в оба гляди!

 

Спохватись, детина:

В истоке моем

Вешая былина

Порастает быльем.

 

А впереди, дружище,

Где бой кровавый был,

На скорбном пепелище —

Радостная быль.

 

Направо — сказка

С дурнем, с дворцом,

Любая развязка

С победным венцом.

 

Песня — налево,

Плач из души.

А припев! — от припева

Хоть пляши.

 

Так что, голуба,

Любой мой край,

Коль даль тебе люба,

Айда выбирай.

 

Есть и награда,

Не даром зову:

Разве не отрада

Уйти в синеву,

 

Что шаг — новоселье

Свое справлять?

Разве не веселье —

Со мной горевать?

 

Зрачки таращить:

Перед грудью — даль,

Блескуча, звеняща, —

Чем не медаль?

 

А что солнце — жалобное,

К ветру... ничего, —

Будет и жалованье,

А как же без него:

 

За сказку — сто,

За быль — кому что,

За былину — пятак,

Песня — за так.

 

Ан суть не в медали,

Не в пятаке прок —

Без родимой дали

Неужель не продрог?»

 

1967—1975



Сборники:

Сборник «Жажда» (1977), стр. 142

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев