Касин Касиныч

Константину Лапину

Побросали обитель

Не одни только трусы.

Мой любимый учитель

Утекает из Плюссы:

 

Дорогой человече,

Константин Константиныч.

Немчура недалече —

Змей железный Горыныч.

 

И ни охи, ни вздохи

Не годны на подмогу.

Шутки с ворогом плохи.

— Жёнка, живо — в дорогу!

 

— Это ж дому ж поруха.

Не пойду никуда я!

— Ошалела, старуха?

— Я здоровьем худая.

 

— Перелёт, моя птаха!

— Сам-то сдюжишь, бедняга?

Хворь, соколик, от страха.

Разбоялось, однако... —

 

Я укладывал вещи:

Снёс в телегу корыто...

Протемнела зловеще

С неба тень «мессершмидта». 

 

Засвистело, рвануло,

Завалило берёзку,

Дымным вихорем сдуло

И коня, и повозку.

 

Кто-то дьяволом клялся,

Кто-то плакал о Боге,

Мой учитель не сдался:

— Будет легче в дороге.

 

11 июля 1941,  

Плюсса


Фотография: Сергей Чернецкий (http://vk.com/chernetsky)


Сборники:

Сборник «Набат» (1995), стр. 17

Сборник «Перед Россией» (2014), стр. 240

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев