Красуха в сентябре 1943

 

Вокруг Красухи травы глухи,

Часты кусты густым-густы.

Ещё у Мира очи сухи, —

Ещё святой не стала ты.

 

Тебя судьба хранит покуда,

Но, видит Бог, не на века.

Ещё ты не сгорела люто,

Но это лишь пока, пока.

 

Таясь в осеннем озаренье,

Ты теплишь свет, моё село,

И ни тоска, ни разоренье

Не жгут печальное чело.

 

Журавушки не отрыдали,

Ещё ты машешь в три крыла,

И крик набата прячут в дали

Твоих берёз колокола.

 

Год сорок третий. Сентябрины.

Что день — темнее златогрусть...

Какие дани и дарины

Ты жертвуешь и платишь, Русь!

 

Какому лиху, злу какому

Дано свершиться над тобой! —

Здесь ни живой душе, ни дому

Не выстоять перед судьбой.

 

Не уцелеть перед напастью,

Что разразится в ноябре:

Захватит огненною пастью

Тебя, Красуха, на заре.

 

Убьёт — сожжёт людей и хаты,

Жизнь обратит в золу и прах.

Но до своей горючей даты

Тебе лететь на трёх крылах.

 

И ты летишь над коловертью,

В осеннем полыме горя,

Навстречу страшному бессмертью —

До ноября, до ноября.


Фотография: Михаил Рыков (http://honestas.livejournal.com/)


Сборники:

Сборник «Набат» (1995), стр. 79

Сборник «Перед Россией» (2014), стр. 298

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев