Марья Степановна

Здравствуйте, дорогая Марья Степановна!

И давненько же с вами не виделись мы.

Завернем-ка, заглянем в прошедшее заново:

На висках-то снежок — знак недальней зимы.

 

Пусть морозит! Не зряшно мы летичко прожили:

Никаких не чурались печалей земли;

Походили мы длинно, а все ж не прохожие:

Что могли — то смогли, чем пришлось — подмогли.

 

В чемоданах у нас—только песни да присказки,

Ни тряпья в нафталине, ни звонкой казны.

И хоть прозы любитель глядит на нас искоса.

А и все же мы с вами ничуть не бедны.

 

Не бедны, хоть сердец от людей и не прятали, —

Что имели, сумели с улыбкой раздать.

До сих пор вам никак не расстаться с ребятами,

До сих дней мне никак от стихов не отстать.

 

Ничего. Потолкуем. Чаишком погреемся.

И — по «махонькой» горькой: за Русь не грешно.

Мы и завтра еще пригодиться надеемся, —

Ухмыляется некто, — ни грусть, ни смешно.

 

Вот и ночь пролетела. И ясная ранница

Молодыми крылами коснулась окон.

Не любитель я, Марья Степановна, кланяться.

Но примите, примите мой земный поклон!

 

1960



Другие редакции:

Марья Степановна (1994)


Сборники:

Сборник «Жажда» (1977), стр. 106

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев