Мое почтенье

— Наразлучился ж я, наскучался.

Здравствуй, дом мой, полный зарянок!

Что ж ты, шумен лес, размолчался?

Загляделся в дымчатый ранок?

 

Я и сам задивился тоже!

Здесь таких чудес не бывало:

За пять лет не старше — моложе

Деревнюшки обличье стало.

 

Грусть-низинка, мое почтенье!

Бью челом старине-шишиге!

Льны — где тлели пенья-коренья!

Брат развилок, да ты — в булыге?!

 

Ель-елинка, дружка, здорово!

Не дремала? Глядела в оба?

Не припомнишь: сюда другого

Не водила моя зазноба?

«Что ты!..»

— Что ты?

С кем ты, служивый?..

Что, аль родина не знакома?..

— Как там наши-то?

— Ждали. Живы.

— Мать честная, и впрямь я дома!

 

И гляжу — и не наглядеться,

И дышу — и не надышаться!..

Хорошо от восхода греться,

В старом новому удивляться!

 

1950,

Ситовичи, Псковщина



Сборники:

Сборник «Сердце и меч» (1965), стр. 31

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев