Мы идем

Зябки и туманны

Голые кусты,

Топкие поляны

Немы и пусты.

 

Над густыми мхами,

Над плакун-травой

Звезды ворохами

В синьке ветровой.

 

Ласково и люто

Теплится восток,

Горестно и любо.

— Обвыкай, сынок...

 

Стылая осока,

Сниклая куга...

— А и впрямь далеко.

— Да, не два шага.

 

До свету добраться б,

Жару бы им дать!

Поднажмемте, братцы:

Там у фрица гать.

 

Те места повыше:

Не дорожка — пух!

— Рад бежать, да вышел

Вроде бы весь дух.

 

— Вышел? Не поруха —

Немчура горазд:

По завязки духу

Накидает враз!

 

— Непременно вложит,

Только кто кому!

— Все случиться может:

Смерть сгребет в суму...

 

Непокой и дрема

В сердце шелестят.

— Ни кола, ни дома:

Все порушил кат.

 

Одичала пашня...

— Ладно, волчья сыть!..

И такую радостно

Родину любить!

 

1943,

Псковщина



Сборники:

Сборник «Сердце и меч» (1965), стр. 45

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев