На пепелище

При тропинке безымянной —

Куст сирени.

Под кипреем над поляной —

Три ступени.

 

Три ступени в чистом поле —

Как три лика:

Ни злой памяти, ни боли,

Ни полкрика.

 

Светят, никнут, льются травы

У погоста:

Ни тоски, ни месть-отравы —

Время роста.

 

Не полынь — медынь и сладость

Обрученья.

Забытье, любовь и радость —

Всепрощенье.

 

Но когда гроза взыграет

На закате —

На ступенях зарыдает

Память-матерь...

 

Мать Скорбящая из ночи

Окаянной,

Не сжигай святые очи

Над поляной.

 

В этой грусти беспечальной —

Не беспечность:

За тропой первоначальной

Дышит вечность.

 

1972



Другие редакции:

На пепелище


Сборники:

Сборник «Жажда» (1977), стр. 47

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев