На рассвете

В дверную щель

Рассвет просунул пальцы,

Упрямые вихры

Погладил мальцу,

В зрачке широком

Искру засветил,

К девчонке русокосой потянулся...

В порог ударил

Кованый сапог...

—  Идут!

—  Они идут!..

Рассвет метнулся,

Седому старику нырнул в глаза...

—  Сто первый нумер!

Raus! 1  Вылезай!..

 

И идет он, без шапки,

Белоголовый,

Обжигая босые ноги.

До чего же гребни на сугробах

                                              лиловы!

До чего же пряма дорога!

 

Небывало красное

Всходит солнце —

Я такое впервые вижу, —

И дымок над. хатою мирный вьется,

И звенят воробьи на крыше.

За канавой петёлины, малики, смётки:

Русачок жировал под кленом...

 

Отчего это пахнет псиной и водкой?

Кто он,

Этот черный, в зеленом?

Человек вроде,

Что ж он уставился волком?

Почему он в каске рогатой?..

Это он мне под ногти вгонял иголки!

Это он обещал награду!..

 

А дорога пряма —

Прямей не бывает!

Коротка —

Не бывает короче!

А земля

Пробудилась от страшной ночи:

Под ногами огнем пылает!

 

1943, Псковщина

 

1Raus   (нем.)  —  выходи.




Сборники:

Сборник «Родимые дали» (1960), стр. 92

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев