На Синичьей горе

   Спой мне песню, как синица

Тихо за морем жила.

   Пушкин

Стихают листья,

Тают,

Гаснут дали;

Отбедовали веще журавли —

Откаялись, отпели, отрыдали;

И небу нету дела до земли.

 

Заваривает снежное причастье

Нагой ноябрь костлявою рукой;

Печаль и пепел,

Хладное бесстрастье,

Бескровный день,

Кладбищенский покой.

 

Но это только миг,

Лишь промельк смутный,

Невольный вздох встревоженной души.

Здесь — жар и дар,

Пресветлый мир подспудный;

Здесь ни глуши, ни тленья, ни тиши.

 

Нет, не покой бесстрастный —

Здесь величье;

Нет, не бесплодный стон —

Глагол в сердца:

Святые Горы вкруг горы Синичьей,

Как тысяча венков

Вокруг венца.

 

Он здесь, поэт,—

От радости до боли,

В России весь,

С отчизной навсегда.

Он щедр и горд.

Он — дружба, вера, воля.

И что ему года и холода.

 

Не выстынет,

С таким огнем воспетый,

И пыл сердец,

И гордый дух славян.

Пока лучится солнце над планетой,

Не властна тьма над солнцем россиян!



Другие редакции:

На Синичьей горе (1994)


Сборники:

Сборник «Целую руки твои» (1975), стр. 18

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев