На току

Ближе дали, 

Гуще ночи,

Хрусткий иней вдоль обочин,

Воздух звонок и упруг,

Желтизна:

Сгорают рощи.

Всё вокруг милей и проще.

Осень, друг.

 

Встали скирды тесным строем,

Как солдаты перед боем:

Не сочтешь —

                              и не считай!

На току широком тесно,

Брызжут шутки, льются песни:

И ядрен же урожай!

 

За высоким агрегатом

Дед молотит,

Строг —

                   куда там!

Не закурит третий час.

— Поживей кидай, ребята

Непременно сделать надо

По две нормы!

Ясен сказ?

 

Хлеб и мягок,

Да железу

Друг надежный, брат любезный…

Отдышался, вытер лоб.

И опять у молотилки

Руки в ссадинах и жилках

За снопом кидают сноп...

 

Полумрак плывет кудлатый,

Стужей тянет от заката,

Взмок проворный кладовщик.

— Поживей кидай, ребята!

Хлеб —

                 Отчизны верный щит!

 

1946



Сборники:

Сборник «Родимые дали» (1960), стр. 37

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев