...Не шелохнется, не встрепенется

Не шелохнется, не встрепенется

Отгулявший свое полынок.

Никого — ни синицы, ни солнца,

Только тлен торжествует у ног:

 

«Ясноглазые угли ослепли,

Отроняли горячую дрожь:

Ни огпинкн в заиненном пепле.

Не надейся, костра не зажжешь.

 

Не задышат холодные травы,

Отлюбили, отвернли в май.

Журавли покоренные правы:

Допивай, допевай, улетай.

 

Поаукает память скорбяще

И ударится грудью о лед:

Слышишь, в пленной безропотной чаше

Стужа синие песни поет?

 

Видишь, в скошенном, в скованном поле

Сумрак темные точит ножи?

И уже ни заботы, ни боли

Горицвету у черной межи...»

 

Лес распахнутый, лист отзвеневший,

Птицы смолкшие — сердцу родня,

Я люблю этот мир замеревший,

Ожидающий красного дня!

 

1967



Другие редакции:

...Не шелохнется, не встрепенётся (1994)

...Не шелохнется, не встрепенётся (1970)


Сборники:

Сборник «Жажда» (1977), стр. 85

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев