Новая Русь

На неостывших ворохах золы

Глазастятся хоромы в ширь дороги.

И обгоняют

клекот свой

Орлы,

И облетают месяц круторогий.

 

Высокие железные столбы,

И дедовский извилистый проселок,

И бражная распахнутость гульбы,

Расплесканная в хате новоселов.

 

Ржут битюги стальные — трактора,

Мчат рысаки в огнях — автомашины.

И — с «Маршем космонавтов» детвора,

И стародавний тенор петушиный.

 

Селенья, будто вздох судьбы славян:

Бежаницы, Пожаревицы, Уза...

Над большаком вознес ручищу кран.

От стопудового не гнется груза.

 

И на кресте дорог — часовни сруб,

Увенчан мохом, как зеленым мехом,

И с ним бок о бок — трехэтажный клуб,

Залитый электричеством и смехом.

 

И слет звезды, сгорающей дотла,

И взлет Звезды, зажженной человеком,

И наша жизнь

уж тем одним светла,

Что носит в чреве

Встречу с Новым Веком.



Другие редакции:

...На неостывших ворохах золы (1994)


Сборники:

Сборник «Отзовись, Весняна» (1972), стр. 7

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев