...От деревенщины моей

От деревенщины моей,

От сельской простоты

Остались только горечь пней

Да ломкие кусты.

 

Давно повален темный бор,

Дремучий, вековой.

Причастен к ней и мой топор,

К той рубке гулевой.

 

Ни горожанин, ни мужик,

Своей родне ничей,

Я раскаленным ртом приник,

Но глух сухой ручей.

 

По лысым валунам скольжу:

Ни струйки — с той весны.

Тревожно память ворошу:

Как мало там казны.

 

Осталась горстка чабреца

(Чабрец?.. Иль иван-чай?..)

Да незабвенного лица

Прощальная печаль...

 

Прошли немалые года,

Затих великий гром.

Чего я только не видал

На свете горевом!

 

Я разучился просто жить

И бросил просто петь.

Теперь уж поздно дорожить,

Копить копеек медь.

 

И Русь не та, и сам не тот —

Иные времена.

Но в ворохе золы живёт,

Горит моя вина.



Другие редакции:

...От деревенщины моей (1994)


Сборники:

Сборник «Ровесники» (1970), стр. 52

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев