Перед Россией

Я родине моей не изменял.

Безрадостной полынью переполнясь,

Я убивался с ней в глухую полночь,

Но родине во тьме не изменял.

 

Её беда (не наша ли вина?),

Что верящих в молчанье грозно ввергнув,

Поверила она в лишенных веры.

Ее беда - не наша ли вина?

 

Я к родине своей не холодею,

Хоть крохобор мне тычет: «Дуролом!..».

Пусть обнесен и хлебом и внном -

От зябкости ее не холодею.

 

Ее ли суть (не дело ль наших рук),

Что сыновьям на ласку поскупилась?

Уж больно много гостя поскопилось.

Ее напасть - не дело ль наших рук?

 

Я, родина, тебе не надоем

Ни шумом, ни докучною любовью.

Не знай меня, свети пока любому.

Я подожду. Тебе не надоем.



Другие редакции:

Перед Россией (1994)


Сборники:

Сборник «Любимая любимой остается» (1998), стр. 57

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев