Поздней осенью

До чего же невеселая картина: 

Глухо чавкает расквашенная глина, 

Кажут рёбра

Отощалые ракиты,

И не небо —

А всего большое сито.

 

Только стужа:

День погожий и не снится.

Прослезило —

Негде глазу приютиться.

 

Плотный сумрак наплывает

Тихомолком.

По округе рыщет ветер

Серым волком.

 

Над канавой —

                        ни листочка,

Только прутья!

Будто в   сказке,

Вороньё над перепутьем.

 

Где ж то золото,

Что в песнях пламенеет?

Где ж то солнце,

Что зимой и летом греет:

 

Вместо золота —

Пожухлая рогожа.

А пойди

              найди

Роднее и дороже!

 

1946



Сборники:

Сборник «Родимые дали» (1960), стр. 61

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев