Председатель

Вечер прозрачен и сочен,

Вот как спелый белый налив!

Шумливо... Но ты, прозабочен,

Темнеешь, как тень молчалив.

 

Ссутулив обвислые плечи,

В поля из правленья идешь...

Не скошены травы в заречье,

Течет переспелая рожь,

 

Ни в зуб не идет кукуруза,

Сурепка забила овёс;

А тут еще — жгуче и грузно

От жёнки, куси ее пёс.

 

Отчалила, вольница, в город:

«Пойми, дорогой, — не в мочь...

Ползут по селу разговоры,

Что стал ты до «горькой» охоч;

 

Ползут, заползают в уши:

На роток не накинешь платок.

Колхозники бьют баклуши,

Молодняк, чуть что, — наутёк...

 

Да в чем же, в чем же загвоздка?

Ведь вот до приезда сюда

Всё было ясно и просто,

Любая страда — не беда.

 

И звали тебя на заводе

Надежным словом: мастак!

Ведь тут не хитрее вроде,

А дело с места — никак.

 

Песочат, мозги прочищают,

И правильно: нечем крыть,—

Прощают, велят, поощряют...

А всё-таки, как же быть?..

 

Идешь по росам горячим,

Один во всем виноват...

И чуткие чибисы с плачем

Срезают крылами закат.



Сборники:

Сборник «Горькие яблоки» (1966), стр. 34

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев