Притча

С намека да с упрека

Кого теперь проймешь.

Не много в притче прока,

Но есть и польза все ж.

 

Бесстрастье отскучало,

Воды набравши в рот.

Лиха беда начало, —

А вдруг да проберет?

 

Проклюнулись (приметь-ка)

На грядке три листа:

Бурак, чеснок и редька —

Два брата и сестра.

 

Им солнышко светило,

На ласку не скупясь,

Их летичко поило

Росой медвяной всласть,

 

В озноб гроза бросала

И темень ночь трясла,

Но их земля спасала

От горюшка и зла.

 

Глядела добрым оком

На детушек своих,

Своим могучим соком

Вскормила всех троих.

 

Всех поровну любила

И крепко берегла, —

Ни в чем не обделила,

Ничем не обнесла.

 

Юнцы большими стали,

И хоть единый сок

Они в себя всосали,

Ан разный вышел прок:

 

Из радостей и горя

Чеснок извлек душок,

Добыла редька горечь,

А свекла — сладкий сок.

 

«Проблемы огорода

Стары давным-давно».

Вот то-то и оно-то,

Вот то-то и оно.

 

Чадят иные чада:

«Не в нас — в житье вина!»

На жизнь пенять не надо:

Земля для всех одна.

 

1940—1963



Другие редакции:

Притча (1975)


Сборники:

Сборник «Жажда» (1977), стр. 201

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев