Пушкин в деревне

Конек семенит неторопко,

От зноя мигают поля.

Знакомая сызмальства тропка,

Плакучая матерь-земля!

 

Сыпучий песок, да ухабы,

Да лес,

Разомлевший, немой.

Навстречу — господские бабы

Да нищий с дырявой сумой.

 

И родина сердце ласкает

До муки,

До боли,

До слез!..

Растает и вновь заплескает

Нежнейшая снежность берез.

 

Безбрежного лета истома

Засыпала сад белизной.

И тянет знакомым-знакомым:

Поземом да гарью лесной.

 

Как правда простая картина:

Проселка крутой поворот,

Малютка-пичуга у тына

Простецкую песню поет.

 

Въезжают с кряхтеньем колеса

В голодное горло ворот.

Девчонка,

Боса и льнокоса,

С испугом

О счастье поет:

 

Как спорить с лихою судьбиной

Отправился милый в сыр-бор.

А взгляд у нее

Голубиный,

Что зеркало псковских озер.

 

Звенит голосок сиротливый

Про злую недолю-нужду.

А взгляд у нее

Терпеливый:

Сражайся, а я подожду.

 

Останусь я верной навеки,

Ты только врага победи!..

И Пушкин слезает с телеги.

И зреет такое в груди!..

 

...Четыре тесовых ступени,

Обвитое хмелем крыльцо.

И сразу — не гнутся колени,

И жар застилает лицо!..

 

Слежавшейся сажей и луком

Изба прочадилась насквозь.

С иконы

С упреком и мукой

Облупленный смотрит Христос.

 

«Ах, нянюшка!..»

«Мой голубочек?

Живехонек! Ну, молодец!

А я-то уж пятый денечек...

Глаза проглядела вконец.

 

Так, значит, вернулся, так, значит

Теперича снова со мной?..»

За желтой слюдою маячит

Июльский полуденный зной.

 

За темным окошком,

Вздыхая,

Смеясь,

Задыхаясь от слез,

Ждет часа

Святая, лихая

Россия — предвестница гроз!



Сборники:

Сборник «Зори да версты» (1962), стр. 137

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев