Распахнутость

И гомон, и щебет, и вереск,

И дождик пушистый с ольхи,

Лягушек неистовый нерест,

Звончайшнс жар-петухи.

 

Высокие талые воды

Текут, разбегаются, мчат.

И холст веселуньи-погоды

Пестреет, как платья девчат.

 

И полнится сердце тревогой,

Апрелевой жаждой палит,

И грезит широкой дорогой,

И в путь собираться велит!

 

И всякая струйка-малявка

Лучам раскрывает уста,

И каждая крохотка-травка,

Как встреча с любимой, чиста.

 

И все в этот полдень— свиданье,

Сладчайшая гулкая весть -

Признанье, признанье, признанье

В безгрешном желанье расцвесть!

 

1946-1947



Другие редакции:

...И гомон, и щебет, и вереск (1946)


Сборники:

Сборник «Любимая любимой остается» (1998), стр. 24

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев