Сон о доме

Мы теперь — на самом краю:

Мы — это я да мыши.

Весь я совсем не топлен стою...

Ты, хозяин, не спишь?.. Ты меня слышишь?

 

Ну какая это компания — мышь?

Куда ни шло, хоть бы кот захудалый...

Ох, батька беспечный, ты вроде храпишь?

Устал, говоришь? А я не усталый?

 

По-твоему, я бедняк неживой,

А ты на червонцы нацелил рыльце.

Вот дрыхнешь, а мне от тоски ножевой

Никуда не уйти, некуда скрыться.

 

Сегодня как раз день именин;

Поневоле заплачешь с такого веселья:

Который год, как стою один, —

Десятый год с твоего новоселья.

 

Не признаешь меня? Я — твой дом,

По-старому то есть — судьба-опора.

А тут бригадир стращает: «На слом!»

Подо мной, вишь, сотка земли без призора.

 

Я-то не робкий, да трусь не трусь,

А понимать положение надо:

В одиночку долго не продержусь,

Пропаду через год-другой без догляда.

 

Сам посуди: на полах мокреть,

Крыша-то в девяти местах прохудилась...

Ты уж прибудь на нас посмотреть,

Сделай такую милость.

 

Хотя ко мне заросли пути,

Хоть бузина разбузилась окол,

В деревне меня попробуй найти

По кривой трубе да окнам без стекол.

 

Как, значит, прибудешь, пройди лесок,

Потом в крутосклон покарабкайся малость:

Три шага — и ступишь в белый песок;

Не забыл, как в нем хорошо игралось?

 

Отсель до меня подать рукой...

Не дюже заманчив стал, не скрываю.

А каков бывал, был я какой:

Не из последних, да и не с краю!

 

Да вот соседей моих и друзей

За бутылку и сотню мятых рублевок

Пожгли на дрова, где Сам ротозей,

Перетянули в город, кто ловок.

 

Признаться, и я с такой маеты

Готов очистить землю хоть ноне ж,

Да вот все думаю: как же ты?

Где без меня главу приклонишь?



Сборники:

Сборник «Ровесники» (1970), стр. 49

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев