Сыну

Григорию Григорьеву

Ненастье обескровило зарю:

Всё — сутемень. Ни полночи, ни полдня.

Погоду не закажешь ноябрю —

Бери, какая есть, о вьюгах помня.

 

Бери и не вздыхай. И с тем иди.

Иди, да знай: далёко до ночлега,

И, может, только день всего до снега.

И вздохи — груз увесистый в пути.

 

Пустые страсти ветром отряхай,

Себя и версты мерь пройденной мерой.

Тревожься, негодуй, но не вздыхай.

Иди себе и, что дойдешь, уверуй.

 

Пусть вьюгам — вьюжье: снежная страда,

Хмельные вопли, холода шальные, —

Они ведь до поры: они больные.

Ведь вьюги что? — весенняя вода.


Фотография: Сергей Чернецкий (http://vk.com/chernetsky)


Сборники:

Сборник «Боль» (1995), стр. 17

Сборник «Крутая дорога» (1994), стр. 84

Сборник «Кого люблю» (1994), стр. 3

Сборник «Перед Россией» (2014), стр. 118

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев