...Увольненье, увольненье

Увольненье, увольненье —

Аж до двух ноль-ноль часов!

Вдоль деревни — воскресенье:

Глаз-то жарких, голосов!..

 

От зари такая алость,

Прямо разливанная!

Расплескалась, отозвалась

Песня безобманная.

 

Хоть не к родной призван маме —

Не у мачехи живешь:

Ешь хлеб-соль, скрипи ремнями,

Завлекай залетку в рожь —

 

Нецелованые губы,

Ладу-ненаглядушку...

Сенокос пошел на убыль.

Жги! Дроби! Вприсядушку!..

 

Покажи глазастой веси,

Как ты весел, чем богат...

Что ж ты русую повесил,

Загорюнился, солдат?

 

Ой, любить — не сенокосить.

Не стога отгрохивать:

Так взяла — ни взять, ни бросить —

Шутки плохи, плохи ведь!

 

Ни плясать, ни петь — как связан:

Неважнецкие дела...

—...В небе месяц ясноглазый,

Сбоку звездочка бела.

 

Сиротеет в стороне

Звездочка-утряночка.

Что ж ты скован, как в броне?

Выдь ко мне из таночка!

 

Замелькала птицей пестрой,

Залетала в трепаке,

Неудержном, семиверстном,

На высоком каблуке!

 

Прямо в душу заглянула:

Мол, какой ты есть такой?

Рассмеялась, подстегнула:

— Догоняй, тихоня мой!

 

1947,

Котлы, Ленинградской области



Сборники:

Сборник «Сердце и меч» (1965), стр. 22

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев