В бурю

Разрыдалась придорожная струна,

Поразохался корявый березняк.

Ой, душа моя,

Родная сторона, —

Засугробленный ухабистый большак!

 

На отшибе сиротливая лоза

Да скорбящая часовня на юру.

Хлещет снег разбушевавшийся в глаза.

Стынут отчие просторы на ветру. 

 

Здесь вороны оголтелые кричат,

Кружат коршуны,

Бросая сердце в дрожь...

Ошалелый, неуемный снегопад,

Наше солнце

Всё равно не заметешь!

 

Не сумевших

От беды тебя спасти,

Мать-отчизна, полоненная врагом,

Ты прости своих сынов!

Прости!

              Прости!

Для тебя на всё готовы!

Мы идем!

 

1942, Псковщина



Сборники:

Сборник «Родимые дали» (1960), стр. 94

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев