Весеннее

Давно ли улетали журавли

С обжитых мест на край чужой земли,

И — до листка — чащобы облетали,

И ледяные ветры налетали

С чужих морей в тепло родных полей.

Туманились, тужили, стыли дали,

Мели метели, снега нападали,

И вьюги по округе завывали,

Колючую поземку завивали,

Заветные тропинки завевали.

Шумели ели. Солнце еле-еле

Бросало сквозь прореху тучных туч

Бескровный, безучастный, ломкий луч.

Давно ли было так? Совсем недавно:

Почти вчера — и все же так давно!

Сегодня ясности ожить дано,

Бубнить капели, и пригретой ели

Стряхнуть с повисших плеч налипшие снега,

И маску душную смахнуть стогам,

И панцирь тяжкий вдрызг ручью разбить.

И радугу из брызг над полем водрузить.

Сегодня сердцу отгадать дано,

Как в царствии земли, не ведающей зим

И все-таки холодной,

О лядах сиротливых журавли

Горланят вдохновенно и свободно,

Поднявшись на крыло с чужих болот:

«Домой, домой, — в обратный перелет!

Домой, домой, — без нас не сгинет лед!»

Дано сегодня солнцу полыхать,

Сугробам пламенеть, синице петь,

Груди весну вдыхать,

Пьянеть, уметь и сметь!

Окидывая искристую гладь,

Глазам искать желанные приметы

И в почках промороженных на вкус

Определять, какое будет лето.

 

1951



Другие редакции:

Весенее (1960)


Сборники:

Сборник «Жажда» (1977), стр. 112

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев