Встреча

Три зимы, три лета

Ворога

Денно-нощно воевал:

Гнал злодея любо-дорого

Мой соколик разудал.

 

Аж от Волги —

До неметчины

Одолел кромешный путь.

Трижды пулями иссечены

Дюжи рученьки и грудь.

 

Силы что, что дела отнято

Той безбожною войной...

А сегоднячко,

Сегодня-то

Он пожалует домой!

 

Вечереет.

Нет пригожего.

Не примчится неужель?..

Космы сивые взъерошила

Шалопутная метель.

 

Разошлась, простоволосая:

Пляшет с ветром трепака.

Смолкни,

Вольница белёсая,

Отступись от большака.

 

Не остудишь — не пронизывай,

Было всё — не привыкать.

И глядит в пространство сизое,

Всё глядит

Седая мать.

 

У завьюженной околицы

День-деньской стоит и ждет.

Ошалело стужа колется,

А ее сердечко —

Жжет.

 

Снег. Всё снег...

Уж не случилось ли

С ним беды какой в пути?..

Да на взгорке кони выросли:

— Летит! —

 

Побежала. Спотыкается.

Полушубчишко — в сумёт.

— Мама!..—

Чаянья сбываются.

Молкнет ветер. Тает лед.



Другие редакции:

Встреча (1994)

Встреча (1962)


Сборники:

Сборник «Целую руки твои» (1975), стр. 89

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев