Крещенье зарей

Борису Самотокину

Горевший под сердцем семнадцать лет

Погашен проклятый — вынут свинец.

Распрямился профессор: — Держись, поэт!

В сорочке ты уродился, малец!.. —

 

Я запер душу на крепкий засов,

Я боль послал подальше: — Шалишь! —

И, стиснув зубы, десять часов

Всё слушал ночную шептунью — тишь.

 

И десять часов, десять подряд,

Как в омут, в небо глядел, глядел:

Свистел за окном проливной звездопад,

И серп-молодик нестерпимо желтел.

 

А тишь, как красный стоногий червь,

Шевелилась, шипела, в уши ползла.

И темени зябкой зыбкая чернь

Надвигалась, текла, наливалась в глаза.

 

Подрог я в охапке лохматой тоски —

Злу ворогу не пожелал бы того.

Да вдруг, когда уж не видел ни зги,

Заря коснулась окна моего.

 

За нею — солнце. И льдинки в глазах

Тихонько подтаяли, боль приструня.

И я веселился в тёплых слезах —

Встречал возвращение белого дня. 

 

И встрел! И живу, осуждённый: — «Умри!» —

То бишь «не отбыл», до дна не иссяк.

Живу-поживаю, крестник зари,

И запросто вирши слагаю. За так.


Фотография: Сергей Чернецкий (http://vk.com/chernetsky)


Сборники:

Сборник «Кого люблю» (1994), стр. 88

Сборник «Перед Россией» (2014), стр. 43

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев