Переход

У кромки старуха осина

Хохочет, хохочет навзрыд.

Вязка ты, псковская трясина:

И лось не опустит копыт.

 

К тебе и глухарь отощалый

По клюкву не смеет летать,

Кабан—вездеход одичалый —

Обходит пропащую гладь.

 

Здесь прямо, и справа, и слева

Стоглазая дышит напасть,

Бурчит ее черное чрево,

Оскалена бурая пасть.

 

И нету нам выбора! Нету!

И можешь не можешь — иди!

— Пустите-ка, я ее, эту!..

Ой, мамка, да здесь — до груди!

 

Ярится ноябрьская стужа,

А хаты, как май, далеки.

— Подсумки притягивай туже:

Патроны мочить не моги!

 

— Эй, зяблики, грейсь от заката:

В тепле-то сподручней идтить!..

Да кто ж вы такие, ребята?

Да как же России не быть!

 

Ноябрь 1943,

Соколий мох, Псковщина



Сборники:

, стр. 47

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев