По душам

Тимофею Егорову

Товарищи лесовики,

Побратимы, —

Мой виды видавший отряд!

Не слышно поэм, о которых ретиво

Божился вам пишущий брат.

 

Вчера мне в письме сам Егоров, наш батя,

Про ваш разговор наказал:

«Быстрехонько в гору наш песельник катит, —

На модный мотив заплясал.

В деревню заглянет — не пахарь, а дачник —

Гостюет в родимом дому.

Божился, да, видно, разжился, удачник:

Известность! До нас ли ему. —

Вздохнули:

                   — Сложиться б!.. —

Рукою махнули:

— И этот — в кусты от своих...»

 

Мне ваши слова, как свистящие нули:

К земле припишет от них.

За горькую правду не очень судите:

Да здравствует стих без прикрас!

За рифмы глагольные грех отпустите,

Как раньше прощали не раз.

 

Мы все на виду кочевали у смерти,

Огнем крещены и мечом.

И я не забыл обещанья, поверьте,

Как вы, — не забыл ни о чем.

 

Все помню немую работу разведка.

Полегших безусых солдат.

Под сердцем моим пулевые отметки

Доныне к погоде горят.

 

Доныне осколок немецкой гранаты

Мне спать на спине не дает.

И тяжкий валун над могилою брата

Сжимает дыханье мое.

 

Нет! Я ничего не забыл, хоть и рад бы

О многом, что знаю, не знать.

Доныне призыв нашей давнишней клятвы

Случается мне повторять:

 

За правое дело, — хоть в пепле, хоть в плене, —

Клянемся стоять до конца:

Скорее умрем, чем падем на колени,

Не дрогнем, не спрячем лица!

 

А вы, побратимы, ее повторяете?

Не забываете?

Припоминаете?

Не остудили горячие паши сердца?



Сборники:

Сборник «Отзовись, Весняна» (1972), стр. 101

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев