Солдаты

Малиновый вечер спокойно истаял,

Заря и зорянки

уснули,

Вздремнула осинок певучая стая,

Сник ветер,

Спят дали-красули.

 

Укутала ночка в туман и зелёнку

Просторы

и крохи-поляны.

И любо, и странно:

С чего дергачонку

Не спится в перстах валерьяны?

 

Уже над низиной, задаренной снами.

Зацвел молодик двоерогий...

Свет — глуше,

Мир — уже:

он дышит сенами,

Печалинкой, черствой дорогой.

 

Дубленым, соленым от дела и солнца,

Солдатам,

средь ночи и пыли,

Не шибко идется,

Не дюже поется.

Но близко отбой протрубили.

 

Вздохнула стогрудно,

Прибавила шагу,

Наддала

сморенная рота.

Полуночь списала денька-работягу:

До зорьки лишь отдых — забота.

 

Всё полно отбоем,

Всё в добром покое:

И земли, и воды, и люди.

И шаг до палаток.

Но дело такое:

— Солдаты! Отбоя не будет!

 

Нам

нету отбоя,

Не время покоя —

На то мы, солдаты, и служим;

И можешь не можешь, но дело такое:

Отставить и отдых и ужин!

 

Дорвался огонь

до созревшего хлеба —

Пожнет,

Опоздай лишь подмога.

А мы ведь паек получаем не с неба,

— Тревога! Тревога! Тревога!



Сборники:

Сборник «Целую руки твои» (1975), стр. 106

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев