Брат

Льву Григорьеву

Поле перейти не страшно ничуть,

Если перешел аль убит;

Но зато какую кромешную жуть

Русичу подбитому утро сулит.

Если ни патрона в нагане нет

И нога с ногой не в ладу, —

До чего ж он скор и черен, рассвет,

И светает прямо в беду!

 

Лев Григорьев

 

Ты меня прости:

Без слёз тебя оплакал.

Умирали избы, ночь горела жарко.

На  броне  поверженной  германская  собака,

Вскинув  морду в небо, сетовала жалко.

 

Жахали гранаты, дым кипел клубами,

Голосил свинец в деревне ошалелой.

Ты лежал ничком, припав к земле губами,

Насовсем доверясь глине зачерствелой.

 

Вот она, война:

В свои семнадцать вёсен

Ты  уж отсолдатил два кромешных года…

Был рассвет зачем-то ясен и не грозен:

Иль тебе не больно, вещая Природа?

 

26 сентября 1943,

Носурино (Плюсский район)


Фотография: Михаил Медведев (http://vk.com/mikemed)


Сборники:

Сборник «Набат» (1995), стр. 49

Сборник «Кого люблю» (1994), стр. 64

Сборник «Перед Россией» (2014), стр. 269

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев