В Михайловском

Конек семенит неторопко,

От зноя мигают поля.

Знакомая сызмальства тропка!

Притихшая матерь земля!

 

Сыпучий песок, да ухабы,

Да лес разомлевший, немой.

Навстречу - господские бабы

Да нищий с дырявой сумой.

 

И родина сердце ласкает

До муки, до боли, до слез!..

Растает и вновь заплескает

Нежнейшая снежность берез.

 

Юбчонки задрав по колено,

Полощется стайка ракит,

Ветряк караулом бессменным

Стоит на юру, у реки.

 

Безбрежного лета истома

Засыпала сад белизной.

И тянет знакомым-знакомым:

Поземом да гарью лесной.

 

Въезжают с кряхтеньем колеса

В голодное горло ворот.

Девчонка, боса и льнокоса.

С испугом о счастье поет.

 

Как спорить с лихою судьбиной

Отправится любый в сыр-бор.

А взгляд у нее голубиный,

Что зеркало псковских озер.

 

Звенит голосок сиротливый

Про злую недолю-нужду.

А взгляд у нее терпеливый:

Иди, я тебя подожду!

 

Останусь я верной навеки

Ты только врага победи!..

И Пушкин слезает с телеги,

И лед закипает в груди!..

 

Четыре тесовых ступени,

Обвитое хмелем крыльцо.

И сразу не гнутся колени,

И жар застилает лицо!

 

У двери - отец благочинный,

Как сдобный пасхальный пирог.

Закваска извечной кручины

В изрубленный въелась порог.

 

Слежавшейся сажей и луком

Изба прочадилась насквозь.

С иконы с упреком и мукой

Облупленный смотрит Христос.

 

- Ах, нянюшка!

- Мой голубочек?

Живехонек! Ну, молодец!

А я-то уж пятый денечек...

Глаза проглядела вконец.

Так, значит, вернулся,

Так. значит,

Теперича снова со мной?..

 

За желтой слюдою маячит

Июльский полуденный зной.

За темным окошком, вздыхая,

Смеясь, задыхаясь от слез.

Ждет часа лютая, святая

Россия - предвестница гроз!

 

1946



Сборники:

Сборник «Любимая любимой остается» (1998), стр. 72

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев