Зачин

Песня —

Дочка простых сермяг —

Веснела в стуже лесной.

Бедна и тиха, как пятак,

Не знала, что быть ей —

Казной.

 

Домотканым форся подолом,

Песня

Речь обретала везде:

Протюкан стоклювым теплом,

Звякал,

Звенькал лед в борозде.

 

Гикнув,

Яро встопорщив лучи,

Распаляло солнце костер.

Клокотали,

Дрались косачи,

Оглашая пеньем простор.

 

Сыпал эхо

Берег рябой.

Всласть поеживались кусты.

Молодухи горластой гурьбой

Молотили вальками холсты.

 

Сохи ладили мужики:

Тонко,

Звонко толклось комарам.

На чистине,

У звучной реки,

Пели девки по вечерам.

 

А у них в подголосках —

Апрель,

Балалаечник-ветрик,

Ручьи.

Прель земная

Лилась,

Как трель.

И сокровища были ничьи.

 

А потом появлялась гармонь:

Как взликует

В ручищах отца!

Забирала в певунью -ладонь

Несмышленое сердце юнца.

 

Зовом вдаль,

Мечтою маня,

Песня

С жизнью — во всем — шаг в шаг.

С тощих нив глядел на меня,

Плыл,

Скулил

Сырой полумрак.

 

А потом

Хлестанула весть,

Слух, —

Как вместе тысяча гроз:

«Ёудет отныне здесь —

Кол-хоз!!!»

 

И в подтвержденье всего,

Въявь

Мотивом железным гремя,

Демон —

Трактор

Ворвался в село,

Каноны сошьи громя.

 

И зачин крутовластный тот, —

Море радости,

Реки тоски,—

Как топор,

Раскаленный народ

Межевал,

Кромсал на куски.

 

Деревню

В дали несло.

Кто знал,

Кто не знал,—

Как быть?..

Так во мне взошло ремесло

Песней людям служить.

 



Сборники:

Сборник «Целую руки твои» (1975), стр. 44

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев