Буря

Разгуделась придорожная струна,

Поразохался корявый березняк.

Ой душа моя, родная сторона, —

Обезлюдевший тоскующий большак.

 

На отшибе сиротеет деревцо,

Плачет темная часовня на юру,

Прячут дали ненаглядное лицо —

Не до игрищ на кровавом на пиру.

 

Здесь подошвы чужеземные стучат,

Кружат «адлеры», бросая сердце в дрожь.

Вихорь огненный, слепой свинцовый град,

Наше солнце все равно не заметешь.

 

Не сумевших от беды тебя спасти,

Мать пресветлая, распятая врагом,

Ты прости своих сынов, прости, прости!

Для тебя на вес готовы: мы идем!

 

1942



Другие редакции:

Буря (1995)


Сборники:

Сборник «Жажда» (1977), стр. 19

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев