Русь

Подсмеялась, подкузьмила,

Шалых глаз не отвела.

Приманила. Любо-мило

Обескрылила орла.

 

Желторотому юнчонку

Насулила чуть не высь!

За калиткою вдогонку

Покрестила: «Не споткнись!»

 

И ветрюгой, и жарынью

Проняла, как есть, насквозь;

Прополынила полынью:

«Ничего, сынок,— авось...»

 

— Мам! Маманя! Мать родная!

Мне б —вперед, а тропка — вкось...

«Цыц, нишкни! На всех — одна я.

У меня таких, небось...

 

На-ка пряник. Есть и веник:

В поводу, а поведу!

Топай, паря,— не слабенек.

Не пеняешь?»

— Да, иду...

 

Повела куда хотела:

Топью, степью, — всё на кон!

Закружила оголтело

Бесшабашным трепаком,

 

Горевальным звездопадом,

Снами сладкими в стогу,

Русокосой бойким взглядом,

Жаром осени в логу,

 

Теплым дымом, черствым хлебом,

Зябкой радостью зари,

Даровым богатым небом,—

Унесешь — хоть пуд бери.

 

Заманила, полонила,

Светит, смеха не тая...

Разнечистая ты сила!

Ненаглядная моя!



Сборники:

Сборник «Горькие яблоки» (1966), стр. 36

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев