Русские

Ломает голову над нами умный свет:

«Не постижимы никаким рассудком,

Законнейшим законам не подвластны:

Всё — нараспашку, всё — в глуби себя;

Смолчат, где больно, над смешным заплачут

И беззащитных не пожрут—накормят.

О доннер веттер, так невероятно,

Как будто их Россия — антимир!..»

Трещат рациональные мозги.

Ломай... самих себя скорей увидим.

 

Мы так недавно есть, нам быть так долго,

Что если скажем: вечно!

Не ошибемся, не солжем и не слукавим.

Вы морщитесь? Ну-ну! Переживем.

Ведь знаете, не сладко жйлось-былось:

Нас, кровных солнцелюбов, с тьмой бездонной

Мечом, огнем и ложью обручали

Чужие и свои, но всё одно — враги.

 

Вы помните, в историях зубрили,

Как вороньё расклёвывало нас;

С полей в цвету, политых скорбным потом,

Просоленных и выкрасненных кровью,

Пришельцы клятые хозяев гнали

В горы, в глухомани, в дрягву...

 

Чем было жить? Земные, будто рожь,

Коль звал сполох на сечу, мы, миряне,

Булату отдавали наши руки

И сокрушали в латах саранчу!..

 

А годы шли, текли в небытие,

Спадало пламя гнева и расплаты,

Смирнели мы, прощая всем и всё,

И новый прах и пепел обретали!..

Да, мы — не вы, чего ж тут не понять?

 

Вам не знакомо: что это — душа?

Слыхали в сказке? Правда! Есть такая:

Она у нас всегда была владыкой —

Бескрайней, доброй, тихой и печальной,

И непреклонной.

Если разбудить!..

 



Сборники:

Сборник «Горькие яблоки» (1966), стр. 29

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев