Сайт памяти Игоря Григорьева | В. В. Васильев. Подарок. Псковскими дорогами Игоря Григорьева

В. В. Васильев. Подарок. Псковскими дорогами Игоря Григорьева

Вот я и «М-65». На следующий день после дня рождения младший сын Витя, невестка Лера за рулём и старший внук Миша везут меня в Ситовичи. Долго я собирался. Больше пятидесяти лет прошло, как я там был последний раз, да и Ситовичей давно уж нет…

Проехали недолго. За поворотом на Карамышевских (или Лопатовских?) крестах наша старая «семёрка» забарахлила: машину дёрнуло вправо. Остановились. Витя поддомкратил, снял колесо, перемонтировал тормозные колодки – слетела разжимная пружина, собрал всё в кучу. На всё, про всё пол часа. Мы с внуком только что и успели, как «полюбоваться» на хищные заросли противного борщевика по обочинам.

Направо указатель «Жаборы». Свернули. Через пару километров разрушенная ограда погоста. Всё облазили – наших нет. Едем дальше. Деревня. Из ворот вышла бабушка. Подсказала, что впереди церковь, вокруг неё тоже небольшое кладбище. Здесь тоже наших нет. Возвращаемся на шоссе. Туготино. Где-то здесь родовое «поместье», сейчас летняя дача моей тётушки. Небольшой домик волостной управы. Заходим. В открытом кабинете главы никого. Открывается дверь, мужик, мой ровесник приглашает в такой же маленький кабинетик зама, или бухгалтера. Разговор сразу на общей волне. Про мою тётушку они не слыхали – «дачники» в управу не заходят. А вот про заход на Ситовичи от Заозерья он рассказал. Сам ходил, это он год назад участвовал в рекогносцировке для Порховских музейщиков. Готовят и список сожженных деревень, установят стенд на мемориале в Красухе. Вот только сожженные и вновь отстроенные после войны деревни, сейчас снова медленно погибают…

Поворот в Нестрино, ещё немного и справа на холме памятник Скорбящей Псковитянке. Красуха. Поднимаемся. Вокруг немятая трава. Напротив, через дорогу аллея, ведущая к месту, где стоял амбар, в котором заперли и сожгли 280 жителей деревни – стариков, женщин и детей. Около дороги русская печь. Внуку приходится объяснять, что это тоже памятник – когда горели дома, от них оставались остовы кирпичных печей. Дальше по шоссе низинка и мост через ручей – речку Турищенку. На этом мосту в далёком ноябре сорок третьего и была подорвана машина с немецкими офицерами.

Проезжаем Веретени. Заозерье. Здесь оставляем машину с Лерой. Витя настраивает навигатор. Дальше нам ножками. Сначала через поле за деревней («Я иду через покосы прямиком…»), вот только поле уже не кошено. Дальше от поляны к поляне, потом сплошное чернолесье. Кое-где под ногами угадывается застарелая колея. Витя ведёт уверенно - четыре года в спецназе, да и маршрут не бог весть какой сложный. Я присматриваю за внуком - трава в болотистых низинках по пояс и выше. Бор и Клин сомкнулись сплошным чернолесьем. Сын показывает жестом – справа остатки столба бывшей ЛЭП, идём верно. Рельеф тянет немного вверх. Местами встречаются кусты ирги – каринки, признак близкого жилья. Похоже, выходим к бывшей деревне. То же чернолесье, местами вековые липы, под ногами угадываются остатки фундаментов из камней – кругляшей валунов. Звякнуло. Старая кастрюля. На восточном краю бывшей деревни огромная обгоревшая липа с дуплом – медведь поместится. Не бабушкина ли липа? Раньше прямо за ней начинался большой выгон – пасли своих коров, овец. Сейчас всё заросло.

Мы сюда ещё вернёмся, и не раз. А сейчас – время. Берём азимут на Веретени. Идём сначала через ракитняк и то же чернолесье. Выходим на заросшее поле, колея дороги. Слева низинка, похоже, Веретенька там течёт. Выходим к деревне. Большинство домов с заколоченными окнами, подзаброшены. 

Телефонный звонок на мосту, и через пять минут подъезжает отдохнувшая Валерия. На сегодня наша рекогносцировка закончена.

 

Дома достал дневник пятнадцатилетней давности. Заметки разговора с тётушкой. Родовые могилки я искал не там. Мои бабушка и дедушка похоронены на погосте в Гостенях, рядом с Заозерьем. Как-то перезагрузилось у меня в памяти на Жаборы.

Ещё раз открыл в компьютере карту. Перечитал повесть Игоря Николаевича «Всё перемелется». Открыл и просмотрел сайт Порховского музея. Сама собой возникла мысль о маршруте – туристской тропе.

Речки. Турищенка впадает в Веретеньку, Веретенька - в Узу, Уза – в Шелонь, Шелонь – в Ильмень. А дальше Волхов, Ладога, Нева и Финский залив. Балтийская водная система.

Вариант главный. Автобусом от Порхова до Заозерья, 12 км. ножками Заозерье – Ситовичи – Веретени, 5 км. автобусом до Красухи. На мемориале «Вахта памяти». И автобусом в Порхов. Всего четыре – пять часов, но  детям 10 -14 лет (опыт есть) запоминается надолго.  Да и взрослые пройдут не без интереса.

От меня. Сайт в интернете. С подробным сценарием (стихи и выдержки из повести Игоря Григорьева как путевые знаки), и картой – схемой маршрута. Это к весне будет.
А потом, даст Бог, установим и стенды с указателями.

В развитие. Маршрут Туготино – Ситовичи – Веретени – Красуха.

Должно быть, и живописные озёра в Гостенях – Заозерье.

В.В. ВАСИЛЬЕВ (ОВЧИННИКОВ) (писатель, Псков)

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев