Сайт памяти Игоря Григорьева | Статьи об Игоре Григорьеве

Статьи об Игоре Григорьеве

Страницы:123

Овчинников Василий. Тропа Игоря Григорьева. Материал для конференции.

Вот я и хочу предложить полигон для небольших туристических и экскурсионных походов – прогулок по памятным местам моего детства, который я назвал «Тропа Игоря Григорьева». Немного об истории создания маршрута. Мы с поэтом земляки. Мой отец и Игорь Григорьев родом из Порховской деревни Ситовичи. Последний раз в детстве я был в Ситовичах в 1962 году. В начале семидесятых деревню снесли как неперспективную. Сейчас это место на карте называется Урочище Ситовичи.


Овчинников Василий. Тропа Игоря Григорьева. Экспедиция.

«Экспедиция» - это по терминологии музейных работников. Для нас это уже просто очередная поездка по памятным родовым местам. Уже привычно на восьмичасовой маршрутке. Подъехали вовремя. Помог выйти попутчице. Сумку у неё подхватил. Напротив кинотеатра у памятника Александру Невскому стоит знакомый Порше. За рулём Отец Григорий. Команда в музее, знакомится с экспозицией. Немного посидели. Дорогу переходят Наталья Викторовна, Матушка Елена, внук Гоша. С ними и Наталья Александровна Исакова. Но она в цивильном, с нами сегодня не едет.


Пациенко Г. Б. «Отчее слово»: мировоззренческие особенности творчества И. Григорьева

Бывает так, что иной талант возникает в стороне от значимых литературных процессов. Так случилось и с Игорем Григорьевым, большую часть жизни проведшим на Псковщине. А бывает иной раз такое: чем даровитее, глубже, оригинальнее писатель, тем, как к магниту, к нему тянутся препоны, преграды. Откровенно признаемся в том, что нынешняя рыночная цивилизация заметно потеснила художественное слово, в ней сегодня не столько читают, сколько считают.


Пителина Н. А. Мотив памяти в поэзии И. Григорьева

Память – это универсальный способ восприятия окружающего мира человеком. Воспоминание подразумевает уподобление новой информации уже известной, включённой в жизненный опыт индивидуума и социума. Условно можно выделить три разновидности памяти – это индивидуально-личностная, бессознательно-генетическая и коллективная культурная. Личностная память складывается из знания о себе, событиях собственной жизни, личных переживаниях; культурная память хранит отпечаток о событиях, происходивших с человечеством, знаниях и навыках, накопленных на протяжении столетий; генетическая память представляет некое знание, передающееся из поколения в поколение на бессознательном уровне.


Полевиков Михаил. Игорь Григорьев и Евдоким Русаков

Игорь Григорьев (1923-1996) и Евдоким Русаков (1924-2001) пришли в этот мир один вслед за другим и покинули его на рубеже 75-летия (возможно, правильная дата рождения Евдокима – 1926 год). Оба хлебнули горя в военное лихолетье: Игорь – с партизанскими подвигами, славой разведчика и четырьмя ранениями, Евдоким – с контузией и инвалидностью, полученными на Волховском тыло-фронте в 1942 году. Оба потеряли на войне близких людей.


Савинов Владимир. Поэтический «сплав» в творчестве Игоря Григорева

Несомненно, мы, земляки Игоря Николаевича Григорьева, духовно связаны со старшими товарищами по перу, продолжаем почитать их поэтический и человеческий талант. Свято соблюдая благородную товарищескую традицию, писательская организация уже много лет в третий четверг января собирает литературную гостиную памяти ушедших поэтов и писателей (крайний раз 15.01.2015). Читаются их стихи и отрывки из прозы, звучат воспоминания коллег, которым посчастливилось общаться с ними при жизни, учиться у них мастерству.


Савинов Владимир. Три поэта, три судьбы

19 апреля 2017 г. в актовом зале Псковской областной научной универсальной библиотеки в 16 часов собрались истинные поклонники поэзии, друзья и знакомые трех поэтов, судьбы которых тесно переплелись ещё в 80-е годы. Именно об этом, насколько тесно были связаны судьбы Игоря Григорьева, Елены Морозкиной, Станислава Золотцева, нам напомнила выставка литературных изданий, которую подготовили сотрудники библиотеки.


Советная Н. В. «И ворога любить, и милость к падшим звать…»

Недавно библиотеке Центр общения и информации (г. Псков) присвоено имя И.Н. Григорьева в честь легендарного русского человека, орденоносца, поэта. Можно ли спасти душу свою на войне? Уверена, что можно. В доказательство приведу несколько эпизодов из жизни поэта и воина Игоря Николаевича Григорьева (1923 – 1996).


Советная Н. В. Горевой цветок России.

"А мне было легко, потому, что было и есть у меня три матери: первая – Богородица – Царица Небесная, вторая – Родина – Россия чудесная, а третья – это моя матушка родная Мария Васильевна – прелестная".


Советная Н. В. Да как же России не быть?

Творчество Игоря Григорьева – новое слово в литературе, совершенно не лишнее звено в цепи, с помощью которой куётся целостность, сплав русской культуры… Иметь поэта такого класса и калибра – просто честь для любой литературы мира.


Советная Н.В. «CЖИГАЙ СЛОВА, ЧТОБ СОХРАНИТЬ МОТИВ…»

Игорю Григорьеву, будущему пронзительно-русскому поэту, исполнилось восемнадцать лет 17 августа 1941 года, когда фашисты уже господами-хозяевами расхаживали по псковской земле. К тому горестному времени Игорь, сын крестьянского поэта Николая Дмитриевича Григорьева, унтер-офицера, участника Брусиловского прорыва, награждённого Георгиевским крестом, ротного Первой мировой, писал не просто стихи, а одухотворенные поэзией горючие строки


Советная Н.В. ЖИЛ-БЫЛ ПОЭТ.

Жил – был Поэт. Серьёзный, настоящий, русский. И в поле, и в лесу он, как рыба в воде. Да и рыбку всякую знал, изловить умел. Язык птичий, звериный понимал и людскими владел: родным русским и вражьим – немецким. Вражьим, потому что в 1941 году гитлеровцы на его отчую псковскую землю пришли, и он, восемнадцатилетний (только-только исполнилось), против них с оружием встал, друзей за собой повёл. Сначала в плюсское (п. Плюсса) подполье, потом в партизанский отряд под командованием Тимофея Ивановича Егорова. «Время-лихо, жуткое время, до предсмертного вздоха своего не перестану вспоминать о тебе! И у последней черты не отрекусь от ненависти к атрибутам фашистов, правильно – национал-социалистов: кровожадности, подлости, холуйству и шкурничеству», – писал Поэт в автобиографической повести «Всё перемелется».


Советная Н.В. Неизвестный Игорь Григорьев: Неопубликованная рукопись

К середине 90-х годов прошлого века поэт и воин Игорь Николаевич Григорьев (1923-1996) точно знал, что оставалось ему на этом свете немного, потому тщательно готовил свой архив. В толстых папках, аккуратно подписанных, неожиданно обнаружилась подготовленная им рукопись «Дерзость» с открытой датой «199… год», которую автору не привелось окончательно обозначить. Находка удивила и обрадовала – её час пришёл.


Советная Н.В. Сценарий «Люблю тебя светло!». г. Полоцк

Итоги конференции в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) РАН (2014г)- (Доклады учёных, филологов Москвы, Санкт-Петербурга, Минска, Пскова, Новосибирска о творчестве поэта и воина Игоря Григорьева можно прочесть на странице Игоря Григорьева http://www.stihi.ru/avtor/sovet2 и на САЙТЕ памяти Игоря Николаевича Григорьева http://igor-grigoriev.ru/index.html ) С Ц Е Н А Р И Й «Люблю тебя светло!» Вечер памяти Русского Поэта ИГОРЯ ГРИГОРЬЕВА ( 90-летию со дня рождения посвящается) Г. ПОЛОЦК. Музей книгопечатания. (Вечер памяти Игоря Григорьева в Музее книгопечатания в г. Полоцке


Статья из газеты «Вечный Зов». Игорь Григорьев: «Я не мыслю себя без России...»

ИГОРЬ НИКОЛАЕВИЧ ГРИГОРЬЕВ родился 17 августа 1923 года в деревне Ситовичи Порховского района Псковской области. В годы Великой Отечественной войны руководил плюсскими подпольщиками и группой разведки Стругокрасненского межрайонного подпольного центра, воевал в бригадной разведке 6-й ленинградской партизанской бригады. После войны работал в геологической экспедиции в Прибайкалье, промышлял охотой в костромских лесах, занимался фотографией на Вологодчине.


Цепина А. Ю. «Брошенные в пространство»: отражение экзистенциального мироощущения человека ХХ в.

XX век принес человечеству небывалую свободу.Это была свобода отрицания: человек отринул все, что сдерживало его прежде (моральные принципы христианства, традиции и уклад прошлого, непоколебимые авторитеты, представление о пределах знания). Подготовленная еще XIX веком борьба с «самоочевидностями» достигла своего разрешения и породила новый тип сознания человека, не желающего принимать «готовые решения» религии и морали прошлых веков. Произошла переоценка всех ценностей: «Добро и зло, истина и ложь – все стало проблематичным, неуверенным… Сдвинулись межевые знаки».


Шабович М. В. О некоторых авторских неологизмах Игоря Григорьева

Яркой особенностью поэтического стиля Игоря Григорьева является постоянное и целенаправленное обращение к авторским неологизмам (окказиональным словам), без которых, как известно, невозможно представить поэзию 20-х годов ХХ века. По разным причинам (в первую очередь, из-за репрессий) впоследствии русская, да и белорусская поэзия в меньшей степени стали «подпитываться» окказиональной лексикой, но в творчестве отдельных авторов окказионализмы по-прежнему во многом определяли и определяют поэтическую строку, в который раз показывая и доказывая, что в меру употребленное некодифицированное слово не только «раскрашивает» художественный текст, но и делает его поистине «индивидуальным», не похожим на другие.


Шошин Владислав. Поэт последней деревни

Жизнь не баловала И. Григорьева. Его поэтическая судьба сложилась необычно. Выступив перед читателями с первыми стихотворными сборниками уже в зрелые годы, он и сегодня остается пасынком критики. А между тем оригинальность творческого голоса поэта не под-лежит сомнению.


Шугля В. В. На всех одна земная ось: о патриотизме И. Григорьева

Читая Игоря Григорьева, всплывает в памяти патриотизм легендарного полководца Александра Суворова, изъясняющегося, не смотря на свое происхождение и бесчисленные титулы и награды, живым русским языком, языком простого народа, который так близок личностям не мыслящим себя без Отчизны. Патриотизмом в поэзии Игоря Николаевича наполнены и строки, где он описывает родные просторы.


Ярошенок О. Н. Перифраза в повести И. Григорьева «Все перемелется»

Поскольку произведение Игоря Григорьева «Всё перемелется» является автобиографическим, своего рода мемуарами, естественным является то, что автор на протяжении всего повествования говорит о людях, которые окружали его: близкие и дальние родственники, друзья, знакомые, собратья по перу и т. д.



Страницы:123

Статьи, в которых упоминается Игорь Григорьев

Статья на сайте издательства Сергея Маркелова (Великие Луки) о поэте Энвере Жемлиханове:

"Жми на стихи. И знай, что это тебе не бирюльки, а жизнь и кровь, душа и мясо. Пиши, пиши, пиши! И не спеши. Вынашивай. Вынянчивай. Выпестывай строки. Я верю, что будет на нашей земле золотой поэт - Энвер Жемлиханов", - это строки из письма старшего товарища Жемлиханова из Ленинграда Игоря Григорьева. Письмо, датированное 1969 годом, открывает сборник. По сути, оно стало пророческим.

«Человек я верующий, русский, деревенский, счастливый, на всё, что не против Совести, готовый! Чего ещё?»
Игорь Григорьев